2-е интервью
Главная Вверх Контакт Карта сайта Гостевая книга

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!    СПОРТИВНОМУ КЛУБУ "ФУДОСИН" -  10 ЛЕТ!       С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!    СПОРТИВНОМУ КЛУБУ "ФУДОСИН" -  10 ЛЕТ!     С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!    СПОРТИВНОМУ КЛУБУ "ФУДОСИН" -  10 ЛЕТ!    С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!    СПОРТИВНОМУ КЛУБУ "ФУДОСИН" -  10 ЛЕТ!

Главная
Вверх


 [an error occurred while processing this directive]

Предлагаю вашему вниманию перевод интервью с Сенсеем Теруо Чиненом
(глава организации "Дзюндокан Интернэшнл").

Интервью с Сенсеем Чиненом
7 марта, 1998 года
автор: Донг Тран


Вопрос: Сенсей, каким был Сенсей Мияги когда Вы начинали заниматься
Годзю-рю?

Ответ: У меня в памяти отложились два наиболее ярких воспоминания о
Сенсее Мияги; первое - до моего вступления в его додзё Тсубоя (1950) и
второе - после 1952 года. Я не знал, кем был Мияги до того, как я стал
его учеником. Я знал только одно - Мияги работает в полицейском участке. Иногда, к дому Мияги подъезжали военные грузовики и люди в форме сотрудников полиции проводили работы во дворе дома Сенсея по ремонту забора, поврежденного тайфуном или крыши дома. Я понимал, что Мияги был уважаемым человеком. В 1951 или в начале 1952 мой дядя представил меня Сенсею Мияги. Как только я узнал, что Мияги является учителем каратэ, мое уважение к нему невероятно выросло. К сожалению, к моменту нашей встречи Сенсей был уже болен, и выглядел очень уставшим.

Вопрос: Как проводились тренировки после смерти Сенсея Мияги и
организации додзё Дзюндокан Сенсеем Эйичи Миядзато? Существовал ли какой-то определенный график проведения тренировок? Насколько он отличался от современного подхода?

Ответ: Додзё Дзюндокан был открыт в 1954 году, это додзё было первым в системе Дзюндокан, додзё представляло собой строение, построенное в классическом Окинавском стиле: красная черепичная крыша, небольшое аккуратное ограждение и прекрасный сад с деревьями бонсай. Обычно додзё было открыто с 9.00 утра до 9 вечера, установленного графика проведения тренировок не существовало. Те, у кого было время, просто приходили в додзе и тренировались самостоятельно до тех пор, пока в додзё не приходил сэмпай (старший ученик) или кто-то из более опытных знакомых, кто мог дать указания что выполнять, как использовать макивару, снаряды для кигу-ундо (дополнительные упражнения), ката и пр. Свободный спарринг не практиковался: только иппон-кумите, кисо-кумите и немного техники бункай ойо (анализ и применение движений ката). В додзё не было
групповых тренировок, в основном практика занятий основывалась на отношениях семпай-кохай (старший младший). Сенсей Миядзато мог дать
некоторые указания старшим ученикам по организации тренировочного процесса для более младших учеников. В целом, доминировал индивидуальный подход.

Вопрос: Сенсей, не могли бы Вы немного рассказать о Ваших занятиях в
Токио, в додзё Йойоги?

Ответ: Я приехал в Токио для прохождения дальнейшего обучения и оказания помощи г-ну Морио Хигаонне в проведении занятий в додзё Йойоги.  Я прожил в Токио 10 лет, с 1958 по 1968 гг. Додзё принадлежало Сенсею Арагаки; Арагаки работал учителем в школе и занимался изучением культуры острова Окинава. Додзё представляло собой платный гараж, в котором Сенсей Арагаки установил деревянный пол. По ночам в помещении парковались такси, а рано утром, когда все машины разъезжались, мы подметали пол, проводили уборку помещения и тренировались. График тренировок составлялся подобным образом: в 9 утра я провожу тренировку с большой группой (порядка 50-60 человек) учеников-гайдзин (иностранцев): англичане, южноафриканцы, американцы, французы и пр., затем, в 10 утра √ частные тренировки.  Днем, как правило, на тренировки приходили школьники. После этого шла вечерняя тренировка, продолжающаяся с 6 до 9 вечера. И уже после вечерней тренировки мы тренировались с г-ном Хигаонной. Иногда я и г-н Хигаонна садились на поезд и отправлялись на тренировки в додзё Канаме-чо, находившееся на расстоянии 5 остановок от додзё Йойоги. Если мы опаздывали на поезд, все это расстояние мы проходили пешком, иногда под дождем и снегом. Бывало, что к нам в додзё заглядывали представители японских додзё: Киокушин, Сётокан, Годзю-кай и мы проводили спарринги. Возможно эти посещения и были причиной того, чтобы мы практиковали очень много кумитэ. Подобная практика не свойственна подходу, принятому на Окинаве и всякий раз, когда мы приезжали на Окинаву и рассказывали о практике кумитэ, нас часто просили провести его демонстрацию. Это было довольно-таки и не просто, т.к. кумитэ предполагает абсолютно другой вид тренировок: практику гиаку-цуки ( удар кулаком от задней ноги) и развитие взрывной скорости, комбинаторной техники с использованием ударов ногами
и т.п., но понемногу мы добились определенного успеха и в этом, что
явилось своего рода революцией в развитии каратэ.

Вопрос: Была ли в то время какая-нибудь градация по разрядам? Проходили ли ученики экзамены? Когда была установлена система разрядов?

Ответ: По-моему в 1956 или 1957 году три известных Сенсея собрались
вместе: наш Сенсей Эйичи Миядзато, Нагамине Сенсей (представляющий
Сёрин-рю) и др. Сенсей из направления Уети-рю. Они предприняли попытку создания организации Окинава-кен каратэ (каратэ префектуры Окинава) и установили систему присвоения разрядов. Вскоре, в Дзюндокан (г. Наха) из г. Коса, прибыл Синдзю Сенсей и тогда, впервые, я услышал такие термины как "шодан" и "нидан". Для нас это было что-то новое. Это было перед моим отъездом в Токио. Само собой, не было ни зеленых, ни коричневых поясов. В 1958 году, как раз перед моей поездкой в Токио Сенсей Миядзато присвоил мне черный пояс. Позже, когда я вернулся из Южной Африки и прибыл в Дзюндокан, засвидетельствовать сове почтение Сенсею Миядзато, он сообщил мне, что на Окинаве введена система присвоения разрядов. В то же время он присвоил мне разряд Рокудан (6-й дан). Затем, спустя 10 лет, во время моего очередного приезда на Окинаву, Сенсей Миядзато присвоил мне Нана-дан (7-й дан) и титул Киоси.


Вопрос: Предполагал ли Сенсей Миядзато, что Годзю-рю станет столь
популярным стилем во всем мире?

Ответ: Да, конечно. Сенсей Миядзато был одним из первых, кто предсказывал подобное развитие Годзю. И более того, именно Сенсей Миядзато сделал многое для популяризации этого направления.

Вопрос: Проводились ли в то время на Окинаве какие-нибудь чемпионаты? Когда началось их проведение?

Ответ: Еще в то время, когда я учился в средней школе, на Окинаве
проводились соревнования, которые назывались шиай. Подобные соревнования
организовывались между представителями различных японских клубов каратэ, например Сетокана. Руководители клубов и преподаватели, а не учителя каратэ, организовывали такие соревнования. В процессе проведения соревнований не использовалось защитное снаряжение (богу), соревнования проводились как-то стихийно. Они не были так хорошо организованы, как соревнования шиай в кэндо или дзюдо, соревнования по этим направлениям проводились на более высоком профессиональном уровне.

Вопрос: Есть ли какие-то особенные воспоминания, которыми Вы бы могли поделиться с нами?

Ответ: Сенсей Миядзато был очень открытым и честным человеком, т.к. он служил в полиции, он хорошо знал как полицейских, так и преступников. Наша группа была довольно колоритной, т.к. сотрудники полиции тренировались бок о бок с членами Якудзы. Возможно кто-то и мог бы обвинить нас в том, что наше додзё посещали преступные элемент, но для нас это не являлось проблемой. Мы отрабатывали много упражнений какие (липкие руки) и иппон-кумитэ и после окончания тренировки, где-то около 9-10 часов вечера, каждый возвращался к своей обычной жизни.

Вопрос: Вы организовали международную федерацию Дзюндокан, каким Вы видите будущее этой организации? Каковы планы на будущее?

Ответ: Лучше сказать - не планы, а надежды. Прежде всего я бы хотел,
чтобы все инструктора в системе Дзюндокан Интернэшнл получили
максимальный объем знаний, который есть у меня. И затем, используя эти знания, развивали и сохраняли традицию для следующих поколений. Это и является основной причиной моих частых поездок, потому что только таким образом я могу распространять эти знания между вами. Я не вечен, поэтому действовать надо сейчас. То, чем мы занимаемся представляет собой гораздо большее, чем простая система самозащиты; это своего рода культура.

Вопрос: Вспоминая прошедшие года, как бы Вы сравнили тренировки в Тсубоя додзё Сенсея Мияги, тренировки в Дзюндокане и в додзё Йойоги и
тренировки сегодня? 

 

Ответ: Это абсолютно разные эпохи. Всего 50 лет назад, тренируясь в
додзё Тсубоя мы не использовали киай. Он был безмолвный, на внутреннем уровне. Причина возможно заключается в том, что метод этот - китайский, а может быть и потому, что додзё располагался в жилом консервативном районе и мы не хотели создавать шум. Позже, уже в Дзюндокане, мы практиковали голосовой звук. Ну а Токио и конечно же в настоящее время мы выполняем киай громче и громче. Мы изменились: от уровня индивидуальных тренировок до групповых; в старые времена мы больше времени уделяли практики кигу-ундо и меньше отработке техники бункай ойо, да и кумитэ не было вообще. Другое отличие состоит в том, что в то время большинство окинавцев имели одинаковое телосложение и все тренировки были сильно унифицированы, да и непосредственного общения между учителем и учениками было гораздо меньше. Сегодня, методики обучения стали боле научными и профессиональными, т.к. мы обязаны отвечать на вопросы наших учеников. Учитывая то, что представители Запада имеют абсолютно другую комплекцию и способности, мы должны вырабатывать более творческий подход и адаптировать технику под различные типы людей. Но несмотря на все это, мы, к счастью, сохранили ката. Ката остались теми же.

ДТ: Огромное спасибо, Сенсей, за интервью. Аригато гозаимашита.


Примечание:

  • (Данное интервью проводилось в Нью-Джерси во время ежегодной Гасшуки 1998 года. Интервью было опубликовано совместно со статьей Донга Трана в 7 выпуске он-лайн журнала Bugeisha.net и в 1-ом выпуске журнала American Samurai Presents Karate-do News.

 

Главная ] Вверх ]


Send mail to fudosin@rambler.ru  with questions or comments about this web site.
Copyright © 2002 Sporting club "FUDOSIN"
Last modified: 06 октября 2006 г.